Главная » Файлы » Воспоминания » Из материалов к книге "Челябинский монтажный колледж. Страницы истории".

Из воспоминаний Валентины Филипповны Устелемовой (начало)
04.06.2010, 10:51
* * *
В Челябинский монтажный техникум я попала, можно сказать, совершенно случайно. Хотя я и чувствую, что ничего случайного в жизни не бывает, и судьба все же ведет человека. Думаю, что если бы в моей жизни не оказалось техникума, то совершенно неизвестно, как бы все сложилось.
 
А дело было так. Я шла по улице и вдруг встретила своего хорошего знакомого, с которым мы работали вместе в школе, Льва Владимировича Львова. Оказалось, он уже несколько лет преподает в монтажном техникуме. Разговорились. Он сказал, что техникуму нужен секретарь комитета ВЛКСМ. Прежний секретарь ушла в декрет, и теперь место было свободным.
 
- Давай, попробуй, - говорил он мне. – Образование у тебя подходящее: историко-педагогический факультет Челябинского пединститута. К тому же в школе была старшей вожатой. А сейчас еще и кандидат в партию…
 
Долго уговаривать меня не пришлось. Мне всегда нравилась преподавательская и организаторская работа. Но одно дело работать в школе, куда в те годы было достаточно сложно устроиться, а другое – в техникуме, тем более в монтажном, в который, как мне казалось, попасть было вообще нереально.
 
* * *
Меня принял директор Геннадий Ильич Велин. Человек уникальный, он вообще стал для меня человеком-легендой, и не только потому, что изменил мою судьбу. Он, если можно так сказать, был «идеалом комсомольского директора», опираясь в работе в равной мере как на педагогический коллектив, так и на учащуюся молодежь, на комсомольский актив. Поэтому и жизнь в техникуме бурлила, кипела.
 
Когда я пришла на собеседование, он усадил меня напротив и спросил:
- Что умеешь делать? Танцевать?
Я помотала головой.
- Петь? Играть? Спортом занимаешься?
- Я фотографирую…
Он еще раз внимательно посмотрел на меня:
- Ладно, у нас все всему учатся. А пока есть место воспитателя в мужском общежитии. Начинай работать, а там посмотрим…
 
Это было неожиданно. Хотя я понимала, почему меня не сразу утвердили на секретаря комитета ВЛКСМ. Комитет комсомола техникума насчитывал более тысячи комсомольцев и был наделен правами райкома. Ответственность очень высокая. Поэтому директор и предпочел сначала меня «обкатать» на воспитательской должности. Но само решение перейти в техникум мне все же далось нелегко. Получалось, что я бросала школу в середине учебного года. И хотя коллеги понимали, что такой шанс выпадает нечасто, школу я оставляла со слезами на глазах.
 
* * *
Должность воспитателя в общежитии для меня была совершенно непонятной. К тому же в общежитии я никогда не жила и плохо представляла царившие там порядки. Что делать и чем заняться? Поначалу я просто пыль проверяла… Мне повезло. В общежитии было много ребят, уже отслуживших в армии, младше меня лет на пять, взрослые, интересные. Получилось, что не я над ними взяла шефство, а они надо мной.
 
А первым моим учителем стала Софья Кондратьевна Наконечная, комендант общежития, удивительная женщина. Она была уже в возрасте, и к мальчишкам относилась, как к сыновьям или внукам. Знала всех по имени; знала, кто чем живет, дышит, у кого какие проблемы или трудности. Она создала в общежитии особую атмосферу заботы, и ребята платили ей любовью. Воспитателем я проработала недолго, и уже в марте 1975 года меня избрали секретарем комитета ВЛКСМ.
 
* * *
Помимо комсомольской работы, занималась и преподаванием – на вечернем отделении читала историю. Тоже получилось не сразу. Помню, как Геннадий Ильич, прежде чем доверить мне преподавательскую работу, сказал: - Мы – люди честные. Если понравишься, возьмем преподавателем. Если нет – найдем кого-нибудь другого.
 
* * *
О Велине можно говорить много. Конечно, для сегодняшнего времени он вряд ли подошел бы как руководитель – совсем иная по характеру эпоха, иные требования и подходы. Но для советских лет он был замечательным директором. В его голосе всегда было что-то зажигающее, яркое. Он, красивый, еще молодой – не было и пятидесяти – действительно мог вести за собой.
 
Сказывалось и то, что Велин – бывший моряк, с соответствующей выправкой и своеобразием. Это проявлялось даже в одежде. Например, он приходил на субботник в кожаной куртке, фуражке, галифе, заправленные в добротные офицерские сапоги.
 
Что касается характера, то Геннадий Ильич – человек достаточно жесткий, требовательный. Но это совершенно не мешало ему выстраивать нормальные отношения. Ребята постоянно бывали у него в кабинете по разным вопросам, с разными предложениями. Да и он понимал, что каким бы ни был замечательным руководитель, он ничего не сделает в одиночку – тем более в такой сложной области, как учебно-воспитательная работа. Поэтому на комсомольский актив, на ребят-армейцев опирался всегда.
 
* * *
Мне всегда казалось, что люди в техникуме какие-то особенные, одержимые. Здесь царил совершенно особый дух, который сохранился и сейчас, - это способность воспринимать и принимать новые идеи. Подчас та или иная идея казалась утопичной, но потом она продумывалась, укладывалась в головах, принимались вполне практические решения – и механизм начинал вращаться.
 
А люди были уникальные. Мне навсегда запомнился Борис Андреевич Букрин, прекрасный преподаватель, ветеран Великой Отечественной войны. Он был инвалидом, без одной руки – зато как рисовал, как выжигал по дереву! Многие из его рисунков до сих пор хранятся у преподавателей и студентов. Или Иван Власович Танич, человек совершенно неугомонный по характеру. Невозможно представить без него художественную самодеятельность техникума. Такое ощущение, что он с каждым студентом был на сцене…
 
Бесспорным авторитетом пользовался Петр Архипович Моисеев, тоже участник войны. В свое время он был директором техникума, а затем 16 лет возглавлял нашу партийную организацию…
 
* * *
Структура комсомольской организации в техникуме была достаточно четкой и жесткой. Комитет комсомола объединял комсомольские активы отделений, специальностей; те, в свою очередь, опирались на группы, где обязательно был комсорг и его помощники. Комсомольскими вожаками отделений были ребята очень яркие, интересные, с хорошим организаторским задором. А по-другому не получилось бы.
 
В середине 1970 годов комсомольские организации отделений возглавляли Людмила Сургутская, Игорь Аллилуев, Людмила Мартынова. Это была опора в работе секретаря комитета комсомола. Среди активистов, организаторов выделялись Олег Дадонов, Павел Мазаев, Олег Берихов.
 
- Активная жизненная позиция, внутренний порыв словно был внутри, - рассказывает В.Ф. Устелемова. – Идеология, конечно, занимала важное место в формировании личности. Но основополагающей все же являлась внутренняя потребность в общественном самоутверждении. Было бы где приложить свои силы! Советская действительность тех лет давала и такую возможность, и простор для работы.
 
* * *
Особые отношения связывали комитет комсомола техникума с комсомольской организацией ЧТЗ. В 1970-х годах Челябинский тракторный представлял из себя одну большую стройку. Шла коренная реконструкция предприятия, перестраивались цеха, устанавливалось новое оборудование. Работы было невпроворот. Не случайно модернизация ЧТЗ получила статус Всероссийской комсомольской стройки.
 
- Комитет комсомола ЧТЗ возглавлял тогда Геннадий Лебедев, с которым мы сработались очень тесно. Фронт работ был широким. Мы сформировали ежедневный график работы наших групп на ЧТЗ. К назначенному времени все учащиеся были у главной проходной завода. Вопроса о явке не стояло. Это вообще было характерно для молодежи тех лет. Более того, в работу наших групп на ЧТЗ не «вмешивались» ни преподаватели, ни руководство техникума. Мы все делали сами, в свободное от учебы время, четко и организованно, и это было предметом нашей особой гордости.
 
Со стороны ЧТЗ к нашим студентам не было никаких нареканий – все работали хорошо и слаженно. Конечно, мы старались как-либо отметить лучших, наградить. Чаще всего это происходило на комсомольских слетах, где вручались грамоты и объявлялись благодарности. Особенно ценным и хорошим подарком считались книги.
 
* * *
Идеологические мероприятия тоже имели свою «практическую цену» - хотя бы в виде общественного признания. Особая роль принадлежала в этом всесоюзным комсомольским слетам, на которые «за красивые глаза» не попадешь. - В середине 1970-х годов на Вахту памяти у Знамени Победы в Москве нам разрешили направить одного человека. Это была высокая честь. Мы выбирали всей комсомольской организацией техникума – кто поедет. Собирали мнения учащихся, преподавателей, партийной организации. В итоге в Москву поехал один из лучших студентов – Володя Величко с отделения МПО.
 
* * *
Высокой честью считалось стоять в почетном карауле у Вечного огня – на посту № 1 в Челябинске. Выбирали самых лучших – как мальчиков, так и девочек. Обязательно отрабатывали строевой шаг, караульную вахту. - Для наших учащихся стоять в карауле у Вечного огня было событием особенным. Чувства переполняли – и признание, и ответственность одновременно. Хотя стоять на посту было очень трудно, в том числе психологически. Много людей проходит мимо, смотрят, внимательно следят за разводом караула. К слову, иногда ребята даже в обморок падали на посту – таким сильным было напряжение.
 
* * *
О военных сборах – разговор отдельный. Они входили в программу по начальной военной подготовке и были учащимися особенно любимы. Немалую роль в безупречной организации сборов сыграл организаторский талант военного руководителя, майора, артиллериста-ракетчика Николая Порфирьевича Дудника. С ребятами у него сложились отличные отношения, и он пользовался безусловным авторитетом. Кстати, многие ребята, когда уходили служить, писали письма из армии не только домой, но и на его имя.
 
- Чаще всего военные сборы проходили в нашем лагере «Монтажник» на берегу озера Увильды, куда мы выезжали каждый год. Всех ребят одевали в военную форму, как положено; группы превращались в подразделения, во главе которых стояли ребята-армейцы. Все вместе готовили лагерь, в обязательном порядке – зарядка, марш-броски, военное дело, и обед по расписанию. На военных сборах были и гости – например, приезжал адмирал Сергей Семенович Орлов, многие военные, участники Великой Отечественной. Перед ними падать лицом в грязь не хотелось…
 
* * *
Особой системой самовоспитания учащихся в те годы был «Ленинский зачет». Его суть достаточно проста: у каждого комсомольца была специальная книжка, в которой каждый ставил перед собой какие-либо обязательства – сделать то-то и то-то. А по прошествии времени подводились итоги – справился или нет.
 
- В монтажном техникуме работа по «Ленинскому зачету» была поставлена на хорошую высоту. Вообще, это являлось основой работы в группах, причем, работы индивидуальной. Возможности самореализовать себя были самые разнообразные – это и учеба, и занятия спортом, и участие в художественной самодеятельности. - Учащиеся записывались в различные кружки, секции. Многие занимались в кружках при театре ЧТЗ. Здесь, к примеру, был отличный хор и замечательный танцевальный коллектив.
 
В апреле – ко дню рождения В.И. Ленина – подводили итоги взятых на себя обязательств. Работа по подведению итогов сначала шла в группах, где каждый отчитывался, что ему удалось сделать, а над чем еще предстояло поработать. Эти собрания в группах проходили далеко не формально – дело касалось каждого, и было обидно, к примеру, выслушивать критику от своих же товарищей, равно как и проигрывать в соревновании. За успешную сдачу Ленинского зачета выдавались специальные удостоверения.
 
Основной «рапорт» по итогам зачета проводился в большом зале театра ЧТЗ. - Все проходило торжественно и красиво. Собирались возле техникума, выстраивались в праздничную колонну и шли к театру. Здесь на большом торжественном собрании мы отчитывались о проделанной работе – перед партийным бюро, райкомом комсомола, преподавателями, гостями. Все было солидно. После вручения грамот был концерт, которые мы готовили своими силами.
 
* * *
Студенты монтажного техникума практически всегда занимали первые места в городе на смотрах художественной самодеятельности, которые проводились ежегодно. Раз в три года в области проводилась выставка научно-технического творчества учащихся. Здесь тоже студенты техникума находились на высоте, получили призовые места на всех шести выставках.
 
* * *
В середине 1970-х годов по всей стране прошла замена комсомольских билетов: старые образцы комсомольских книжек меняли на новые. Иногда это время называют «комсомольской чисткой» - по аналогии с партийной чисткой 1930-х годов. Это в корне неверно. Никаких «репрессивных» целей обмен билетов не преследовал. Просто требовалось навести элементарный порядок в комсомольской документации.
 
- Это формальное мероприятие на деле вылилось в настоящий смотр наших комсомольских сил. Прежде всего, это касалось первичных комсомольских организаций. Важно было не просто поменять билет, но еще и дойти до каждого, посмотреть, кто чем живет, где-то поддержать, где-то отнестись критично. В монтажном техникуме такая работа прошла во всех группах.
 
- Поначалу мы не слишком представляли, какой объем технической работы предстояло сделать. В техникуме 1150 комсомольцев – и каждого нужно хотя бы сфотографировать! Недалеко от техникума было небольшое фотоателье, где работал еще достаточно молодой парнишка-фотограф, армянин по национальности. Я обратилась к нему с такой «масштабной» просьбой – сфотографировать всех учащихся техникума на комсомольский билет: фото 3х4 с уголочком. Он подумал и в итоге собрал свои фотографические вещи – аппарат, кассеты, софиты – и с этим добром перебрался в техникум, как минимум на полмесяца.
 
Затем шло оформление билетов – и не абы как, а обязательно хорошим каллиграфическим почерком, только пером с черной тушью… Новые комсомольские билеты вручали учащимся в торжественной обстановке, на общем собрании, в несколько заходов…
 
* * *
В 1976 году произошла еще одна значимая перемена в моей жизни. Меня избрали секретарем Челябинского горкома комсомола – Петр Иванович Сумин «забрал». Я пришла к Велину, сказала, что вопрос уже решен, что придется уходить. Геннадий Ильич все понимал прекрасно: горком – новая «точка роста», серьезная перемена…
 
13 лет моей жизни были связаны с партийной и комсомольской работой. Я стала секретарем горкома партии по идеологической работе – должность по тем временам чрезвычайно значительная. И все же по техникуму скучала. Видно, и вправду: человек, который однажды пришел в техникум, оставался там на всю жизнь – до пенсии, пока хватало сил.
 
В ноябре 1988 года мне предложили вернуться обратно в техникум, на должность обычного преподавателя политэкономии, с существенной потерей зарплаты. Но я приняла, наверное, единственно верное решение – согласилась. П.И. Сумин, глядя на мою решительность, махнул рукой и сказал:
- Вот отведешь ноябрьскую демонстрацию и иди в свой техникум…
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: Из материалов к книге "Челябинский монтажный колледж. Страницы истории". | Добавил: кузнец
Просмотров: 489 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: