Главная » Файлы » Воспоминания » Из материалов к книге "Челябинский монтажный колледж. Страницы истории".

Из воспоминаний Лидии Борисовны Спиридоновой
04.06.2010, 12:21
* * *
Наш техникум был единственным в стране, который готовил инженеров среднего звена по специальности «Строительство и химическая защита сооружений». В те годы в Челябинске находился специализированный трест «Востокхимзащита». Был еще подобный Московский трест, который выполнял работы по химзащите в Центральной полосе России. Наш, Челябинский, «покрывал» огромную территорию: от Урала до Дальнего Востока и Средней Азии.
 
* * *
В 1965 году я окончила ЧПИ по специальности инженер-металлург. Но выбранная специализация – «антикоррозийная обработка металлов» - по сути предопределила мой жизненный путь. После окончания института я несколько лет проработала в тресте «Востокхимзащита».
 
В 1969 году меня пригласили в Челябинский монтажный техникум читать курс лекций по теории коррозии. Я работала по совместительству, не особо вливаясь, как и все совместители, в педагогический коллектив техникума – отчитала после основного рабочего дня положенные учебным планом часы, и домой…
 
В 1973 году Геннадий Силович Вирченко пригласил меня на постоянную работу – преподавателем спецдисциплин на отделении ПГС. В 1981 году Геннадий Силович ушел на пенсию, и я возглавила комиссию строительных дисциплин, которая объединяла соответствующие учебные дисциплины, преподавательский состав, осуществляла методическое руководство.
 
Комиссия во многом сходна по своим функциям с вузовской кафедрой – по меньшей мере, принципы работы комиссии мы перенимали с институтских стандартов. В 1991 году, когда техникум проходил реорганизацию в колледж, именно с нашей специальности – ПГС – началась разработка новых учебных планов, соответствующих статусу колледжа. Тогда это было еще в диковинку, а просто менять вывеску, как сделали многие другие, мы не хотели. Мы ночами просиживали за составлением новых учебных планов, программ, высчитывали часы, распределяя их по дисциплинам – дай бог, чтобы сошлось…
 
* * *
Конечно, в первые годы работы в техникуме мне приходилось очень сложно. Я была не только преподавателем, но и классным руководителем – а это уже по-человечески иная ответственность. Вдобавок мне, как и другим преподавателям, приходилось участвовать в таком незабываемом мероприятии, как колхоз. Помимо сбора урожая, сельскохозяйственные работы несли в себе огромный воспитательный заряд – студенты знакомились между собой, узнавали черты характера, кто на что способен. Да и преподаватели лучше узнавали друг друга, открывались с новой, необычной, стороны, становились ближе, глубже…
 
Хотя, если честно сказать, одни из первых сельхозработ для меня стали настоящим испытанием. Я курировала столовую – как говорится, от фронта подальше, к кухне поближе. Вся организационная работа была на мне – приготовить обед, соблюдая рецептуру, вывезти его в поле. А там – 400 человек учеников, которые ждут с нетерпением щи да кашу. Не дай бог опоздаешь – они, голодные, летят на тебя, как туча… Стоит ли удивляться, что мне полгода снился один и тот же сон…
 
* * *
Специализация по химзащите появилась в техникуме в 1959 году. В это время вышел Указ Совета министров СССР, который предписывал на специальности ПГС учитывать в учебных планах данный вопрос. Конечно, было сложно. Как-либо специализированных организаций не было – тот же челябинский трест «Востокхимзащита» еще только создавался.
 
Безусловную роль в процессе становления треста сыграл Анатолий Михайлович Орлов, замечательный организатор, профессионал, дважды награжденный премией Совета министров СССР. Трест и стал «базовым заказчиком».
 
Первый выпуск «химзащитников», как мы называли студентов этой специальности, состоялся в 1963 году. На эту специальность мы набирали две группы. Учебные планы, естественно, пересматривались, оптимизировались, как сказали бы сегодня. Базу составляла специальность «Промышленное и гражданское строительство». Химическая защита сооружений и материалов являлась специализацией.
 
Профессиональная подготовка учащихся всегда была на высоком уровне. Все дисциплины, связанные с проектированием и монтажом зданий и сооружений, были отработаны на протяжении не одного десятилетия – а это фундамент, и весьма основательный. Так, когда наши выпускники решали продолжить образование и поступали в вуз, в том же ЮУрГУ их зачастую освобождали от ряда спецдисциплин – не имело смысла заново им рассказывать то, что они уже знали.
 
* * *
У техникума был опыт подготовки младших инженеров. Была такая идея – своего рода перекресток между техникумом и вузом. Срок обучения в техникуме был удлинен на год, велась практически вузовская подготовка. Мы провели достаточно большую подготовительную работу и даже сделали один выпуск младших инженеров. К сожалению, перечень специальностей для такой формы обучения не был утвержден министерством, и от идеи пришлось отказаться.
 
* * *
Первых впечатлений от техникума, само собой, было много. Я пришла совместителем, а это имеет определенную специфику. Человеку с производства, долгое время решавшему вполне прагматические задачи, мне были непонятны педагогические споры в учительской – о чем говорят, зачем, какие воспитательные моменты, какие конспекты уроков? На производстве и сложно, и просто – есть техническое задание, думай, как его реализовать. В отношении со штатными преподавателями у нас было определенное недопонимание. Многое казалось лишним – например, большое количество бумаг, которые приходилось составлять преподавателю к каждому занятию.
 
Это уже потом, с годами, стало понятно, что выложить практический материал – это еще полдела. Важно: как его подать, как он будет воспринят, насколько отложится в памяти? С этих вопросов, собственно, и началась педагогика, к которой мы, совместители, поначалу относились с пренебрежением.
 
Другой силой, которая меняла наше отношение к профессии, были сами преподаватели: яркие, сильные, интересные. Меня воспитал Геннадий Силович Вирченко, человек уникальный. Ветеран тыла, поднимавший морозной зимой 1941 года на пустом месте, в Миасской «золотой долине» Уральский автомобильный завод, Вирченко, коренастый, плотный, крепкий, сразу бросался в глаза. Среди преподавателей и студентов он пользовался безусловным авторитетом.
 
Хотя по характеру Геннадий Силович – человек достаточно сложный. С ним не так-то легко было сойтись, доказать, что ты что-нибудь стоишь. Но я с ним сработалась – помогло то, что мы делили предметы между собой, взаимодополняя друг друга, вели «перекрестно» студенческие дипломные проекты.
 
У него была особая методика на первых занятиях с группой – методика весьма опасная, которую может реализовать только человек с большим жизненным и педагогическим опытом. На первом занятии с совершенно новой группой, с ребятами, которые только что поступили, он начинал «наезжать» - вплоть до осанки, прически, тетрадей. Буквально выводил группу из состояния покоя. На нашей специальности учились, в основном, мальчишки. Им такое знакомство явно не нравилось: кто-то начинал огрызаться, кто-то сидел, насупившись. Зато уже через урок, проанализировав таким экстремальным способом новых студентов, Геннадий Силович уже отлично знал, у кого какой характер, и все дальнейшие занятия вел с учетом особенностей каждого – вел, как по маслу…
 
Но это, как говорится, исключение. Больших успехов и высокого авторитета преподаватели добивались и другими, более спокойными способами. В техникуме преподавал очень интересный человек, военрук Николай Порфирьевич Дудник. Ребята от него были просто в восторге. Его речь была насыщена всевозможными украинизмами, что для уральского слуха совсем не привычно.
 
Однажды я попала на его занятия. Он говорит – а я понимаю его через слово. Спросила у ребят – все ли понятно из объяснения?
- Абсолютно все. Мы уже привыкли. Хотите, можем пересказать…
 
Но главным в характере Николая Порфирьевича была простота и совершенное спокойствие. Он никогда ни на кого и ни в каких обстоятельствах не повышал голос. Помню, мы готовились к первомайской демонстрации – бегаем, суетимся, пытаемся выстроить учеников в колонны, а студенты, как назло, рассыпаются. Бились без пользы, пока не появился Дудник. Обвел всех взглядом, спокойным и ровным голосом сказал, что пора строиться. И как по мановению волшебной палочки, все оказывались на своих местах.
 
Дудник – человек военный, и порядок был естественным его состоянием. Когда после производственной практики ребята возвращались на уроки, он медленно проходил по кабинету, а тем, кто за практику зарос, говорил: - Сходи-ка, постригись. И давал деньги на парикмахерскую. Приходилось идти в кресло к мастеру, а со стипендии отдавать за подстрижку…
 
* * *
Я проработала в техникуме 31 год. Конечно, за эти годы он стал мне родным домом. Работа вообще помогает человеку справляться с различными трудностями и житейскими неурядицами. Приходишь в техникум – и настроение поднимается. Рада ремонту, который проводится в корпусах и общежитиях, достижениям преподавателей и студентов, первым местам, что техникум занимает в разных конкурсах, традициям, которые он бережно хранит. Мы всегда гордились техникумом. И эта гордость – не случайными вспышками, как зачастую бывает; она горит в нас ровно, невзирая на десятилетия. Безусловно, я горжусь и своей специальностью – преподавателя именно строительных дисциплин.
 
* * *
Весь комплекс зданий техникума – а это целый квартал – нуждался и в обслуживании, и в ремонте. Ремонт, в том числе и капитальный мы делали своими силами. Многие студенты в качестве дипломной работы брали темы по ремонту, перепланировке или дизайну конкретных помещений техникума. Это называется «реальным дипломным проектированием».
 
* * *
Челябинский монтажный техникум оказался первым в стране, кто стал готовить специалистов по химической защите зданий и сооружений, и долгое время оставался единственным. В советские годы заявки на производственную практику и в дальнейшем на трудоустройство наших выпускников поступали по линии строительных трестов и управлений.
 
Безусловно, первую скрипку играл здесь трест «Востохимзащита». Наши студенты и выпускники участвовали на строительстве металлургического комбината в Караганде по выпуску сталей для кузовов автомобилей, поднимали сернокислотное производство в Усть-Каменогорске, подмосковном Балаково, в Джезказгане, Тимертау. Один из первых выпускников новой специализации В.П. Подивилов стал главным инженером треста «Востокхимзащита» в Омске. Позднее Омский трест ВХЗ возглавил также наш выпускник Н.Я. Балдин.
 
* * *
Производственная практика студентов не только интересна, но и опасна, как опасно любое производство или строительство. Например, я всегда побаивалась строительных лесов, высоты, к тому же студенты работали на разных уровнях. Однажды я забралась почти на самый верх, и боюсь опустить глаза. А ребята – ничего, бегают бойко, словно всю жизнь по этим лесам лазили.
 
Техника безопасности не прощает халатности. У нас, естественно, были серьезные случаи травматизма, хотя крайне редко. Помню, как на одном из строящихся жилых домов ребята решили сфотографироваться на третьем этаже. Один из студентов взял фотоаппарат, стал примеряться и отходить назад. Затем открыл дверь, думая, что за ней – очередная комната. И провалился в шахту лифта. Когда я приехала к его отцу сообщить об этом, меня всю трясло. Он, человек военного поколения, почернел, но выслушал спокойно, и мы вместе поехали в больницу. Наш «фотограф» там провел почти полгода.
 
Были происшествия по самой что ни на есть глупости – любопытство некуда деть. Как-то наши студенты были на практике на Челябинском цинковом заводе. Металлургическое производство, очень сложное, напряженное, опасное. Об этом многократно говорилось на инструктажах. И что же? В одном из цехов, где вдоль всего помещения идут небольшие канальчики, по которым разливается раскаленный расплав, один из студентов «интереса ради» взял да сунул носок ботинка в один из них… Потом три месяца лежал в больнице.
 
Но в целом, повторюсь: эти случаи были очень редкими, исключительными. Иногда неугомонный характер, подвижность ума наших ребят мешала делу, особенно, когда они работали с иностранцами: японцами или немцами. Глаза горят, хочется сделать как можно быстрее – и смех и грех. А немцы работали по оклейке резины – процесс сложный, технологически трудоемкий. Немцы ни на йоту не отступали от правил – даже когда, казалось, можно было сделать больше. Нет, выполнили положенную задачу и свернули работы. Из десяти наших студентов они выбрали лишь троих – видимо, самых терпеливых.
 
* * *
Особой страницей в жизни техникума было и остается техническое творчество учащихся. За эти годы руками студентов было выполнено немало макетов в точном соответствии с масштабом и конструкторскими решениями. Некоторые макеты мы показывали на ВДНХ – например, макет велотрека в Крылатском и других объектов к Олимпиаде-80, макет Челябинского торгового центра, цирка, драматического театра. Работа над каждым макетом сложная, скрупулезная, требующая терпения и выдержки. На нее, естественно, уходило много времени.
 
Сегодня техническое творчество учащихся более прагматично, если можно так сказать. Например, студенты предпочитают выполнять какие-либо конкретные задания, решать практические задачи – в той же разработке дизайна помещений. При этом, нарисовать эскиз и даже замакетировать идею – это еще полдела. Необходимо сделать полную раскладку по материалам, провести экономические расчеты, составить смету, наконец…
 
Вячеслав ЛЮТОВ, Олег ВЕПРЕВ
Категория: Из материалов к книге "Челябинский монтажный колледж. Страницы истории". | Добавил: кузнец
Просмотров: 347 | Загрузок: 0 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *: